Как любят начинать писаки, дело было в Крыму. О! Мне нравиться писать про Крым. Рисовать то я его не рисую ( горы, море и воздух), я только рисую там людей. Короче говоря, состоявщийся отец берёт своих детей и жену, и отправляется на Юга. Шаржистом я был и дома ( тогда ещё я жил в Сумах), а вот попробовать свои силы с конкурирующими фирмами мне хотелось давно. Вещи собраны. В отдельной коробочке сложены карандаши, резинки, и всякая другая утварь шаржиста. Собраться то собрались, а до последнего дня не было решено, куда ехать. По рассказам давних моих приятелей, я решил поехать в Судак. Уже подъезжая к Симферополю, я радовался как ребёнок. Здесь, как всегда солнышко и куча народа. Замучаные от жары дети сидели и ждали, как их папа шаржист метается между толпы, и ищет такси. Естественно, долго искать не пришлось, и вот мы уже едим. Уставшие от жаркого поезда детки смачно спали, а я, приоткрыв окошко, как всегда мечтал. Да, помечтать я люблю, но больше мечтаний я всегда гордился своей профессией. Кто мог пробыть целое лето на юге со своей семьёй. Не всякий богач такое позволить может. Тем более, что богатым людям экономически не выгодно долго отдыхать, не любят тратиться. А я ведь рисую, я ведь шаржист, и еду со своей любимой женушкой и детками трудиться, а они отдыхать. Разве что они, дети, Димка и Аня. Супруга, моя любовь, она не отдыхает нигде. На море встаём мы рано, хочется поплавать в чистой водичке, пока люди не набулькали. Потом сами понимаете, вылазка на рынок за едой. Дальше готовка, и всё остальное.

     Оно так и планировалось. Так было всегда в Ялте. А вот Судачок меня встретил иначе. Я ж парень, весь из себя, только побросали вещи, и айда, ломлюсь на набережную, разведать обстановку. Где можно стать шаржисту и порисовать, так сказать порадовать своим искусством людей, ну и на пропитание семьи заработать. Да не тут то было. Смотрю, сидят, рисуют ребята. Решил подойти к одному, и разведать обстановку. Оказалось, что это шаржист из Харькова, не помню, как его зовут. А может, шаржист был и не из Харькова, ну это уже не важно. Так вот он поведал мне, что вряд ли я  стану рядом, и начну работать. Начал перечислять мне, кому, и сколько всего нужно платить денег, да ещё каких. Проверить то нельзя, правду он говорит, или нет. Общим, посоветовавшись со своей женой, и с младшенькой своей( ей тогда було года четыре), я решил не лезть на рожон, а поискать где ни будь тихое местечко. И это местечко было найдено. Представьте себе, прямо на пляжике, в тенёчке я устроился себе, и стал ждать клёв. Пришлось написать, что я шаржист, и что я рисую такие себе смешные лица, тобиш шаржи с натуры всего за пять минут, и совсем не дорого. Люди то идут на пляж, а у меня ж реклама какая. Сколько знаменитостей нарисовано. Одни позировали лично, другие были нарисованы по найденным фоткам из Интернета, а третьи заказывались клиентами. Так или иначе, но шаржисту  Анатолию пора открывать сезон, кого-то начинать рисовать.

      И я рисовал, и представьте себе, была работа. Это так здорово. А рядом вино продают, копченых судачков. Запах стоит ароматнейший. Я даже заметил, как, проходя мимо меня, один шаржист с аллеи, даже остановился. Ему, наверное, и в голову не пришло сесть там, где расположился я. Так я прорисовал десять дней. Утром и днем работал. Дети рядом купались, супруга их пасла, и постоянно дегустировала вина. По чуть-чуть естественно, а то подумаете ещё, что шаржист Толян женат на нехорошей девушке. Моя любовь, она умничка. О ней я тоже хочу написать, но как ни будь в другой раз. Значит, я работал до вечера, а вечером выгуливал своих. И проходя мимо шаржистов, видел, что они только раскладываются. На самом деле это было здорово. Да, я бы хотел поработать хоть один вечерок на месте, где стоял этот шаржист. Вечером все идут гулять, и гулять конкретно. Тратят деньги куда попало. А тут прямо посреди набережной, да ещё под красивым зонтом и при хорошем освещении стоит шаржист, который только и успевает затачивать карандаши. Я не знаю, как долго мы пробыли бы ещё в Судаке, но вот где-то на десятый день, наконец, подошел милиционер. Уже не помню, про что мы с ним говорили, но наездов с его стороны не было. Он объяснял мне, что здесь без разрешения работать, то есть рисовать нельзя. Наверное,  отдых в знойном городке Судак подходил к концу. Слегка расстроившись, мы собрали вещи, и шаржист Анатолий со своими преданными оруженосцами отправился куда? Домой? Вы меня плохо знаете, я поехал в Ялту. В свой родной городок. Там людей больше, чем камней на пляже. Кто бывал в тех краях, тот знает, как «приятно» заходить в море по камням, а ещё «приятнее» от туда выходить.