Хочется написать мне про одного мужчинку. Лично с ним я не знаком, да может оно и к лучшему. Точно сказать не могу, со столицы он или нет. Да и киевские шаржисты, которых я расспрашивал, не знают такого. Я где-то уже писал, что каждое лето беру всех своих, и айда на юга. А именно в Ялту. Про неудачную, но очень весёлую поездку в Судак я уже писал. Весело было там. Те, которые там уже притёрлись, никак не хотят пускать чужаков. Хотя там и видел я шаржистов из Киева, но видать ничего они там не решают, в плане «заселения на алею». Так вот. После наступления нового года мой внутренний голос чем то покалывает меня изнутри, и говорит, что скоро собирайся Анатолий на юга. Обычно я сам туда еду. Нахожу квартиру, насиживаю место, а уж только потом зову своих любимых деток и жену к себе. Если я не ошибаюсь, то на самой алее, где сидят такие же приезжие художники, как и я, шаржистов из Киева нет. Ой. Откуда только мы туда не наезжаем. Все города Украины. Я немножко ниже расскажу, ещё об одном киевском шаржисте Жене. В моём понимании он великий человек.

Значит продолжаю. Ребята с аллеи давно приметили одного мужчину с усами, который ходит прямо по набережной, и рисует шаржи. Мне, как всегда,  стало очень интересно, и я вечерком решил посмотреть на этого художника. Попытаюсь описать его портрет. Ходит такой здоровый дядька. Можно сказать огромный мужик. Загорелый, с усами и бородой. Очень высокий лоб, и кудрявые, светлые волосы, зачесаны назад. У  него слишком длинный, острый нос, под носом усы, закрывающие губы. И ярко голубые глаза. В руках у него планшетка с бумагой. А в Ялте оно как. Люди то приезжают отдыхать, загорать, а вечером шариться, и тратить деньги. Вот он и натоптал себе дорожку. Не сидит, как мы, и не стоит на месте. Он находится в постоянном движении. Вырастает, как гриб перед медленно плывущей парой например. И не спрашивая, начинает их рисовать. Этот Киевский шаржист смелый человек, поверьте. Я бы так не смог. Разве что выпить крепко нужно, а потом и рисовать так, как он. Самое смешное дальше. Он смело может остановить гуляющих людей, но зато, какой жесткач им выдаёт потом. Может так и нельзя говорить о коллегах, но я бы побоялся такое вручать. Перепуганные люди опасаясь, что если не возьмут шарж, то их выругают, хватают бумажку, тыкают деньги и убегают, да ещё и оглядываются. Почему я решил, что он шаржист из Киева, сейчас расскажу. Тоже самое я увидел недавно в метро. Помните, как поется в одной песне: « Ты узнаешь его из тысячи…» Так и я. Смотрю, стоит мужик в ярко желтом пуховике ( дело было зимой), и с планшеткой в руках. А когда он глянул в мою сторону, то я невольно улыбнулся. Вот так встреча. Я даже забыл, куда ехал. Неужели это оригинальный шаржист из Киева?, подумал я. Здесь он чувствовал семя ещё комфортнее. На платформе в метро ведь некуда отступать бедолагам. Вот он и успевает заработать червончик, другой, зажимая счастливых обладателей шаржа, куда нибудь в угол. Я, правда, забыл, куда ехал. Ну не смогу я так, и всё. Он действительно, не владея тонким мастерством, зарабатывал деньги у меня на глазах. Я подождал, пока он дорисует очередного клиента, и поехал дальше по своим делам. Если где нибудь к Вам подойдёт киевский шаржист-великан-крепыш, то не прогоняйте его. Пусть он Вас порисует. Это стоит совсем недорого, зато смеху будет.

Да, Киевские шаржисты, народ разносторонний, интересный. Есть у меня очень хороший приятель, зовут его Женя. По всем нашим аллейным понятиям он невероятно богат. И не только тем, что имеет возможность жить как в Ялте, так и в Киеве. Трудно представить то, чего он не умеет дела. Начнём с того, что он прекрасный портретист. Его работы я узнаю сразу, даже из далека. Потом он смачно рисует шаржи, хоть и долго на мой взгляд. Я то привык тусить на корпоративах всяких, а там смотри, не зевай, шпарить надо, будь здоров. Но если Жека рисует, то стоит подойти и посмотреть. У него и лица выходят смешнючие, причём получаются очень пластичные. Ну и сюжеты любит вырисовывать. Талант, как пела Пугачёва, он и в Африке талант. Похоже, что шаржисты Киева – невероятно талантливые люди. Еще он прекрасный музыкант. Гитара, это его инструмент. А как он играет на губной гармошке!!! А ещё у него полно всяких инструментов, если это можно так назвать. Может даже в простой мундштук из трубы подуть, и выдуть любую мелодию. Шаржисты Киева врядли знают его. В переходе на майдане он не сидит, и на верху, когда солнышко и тепло, тоже не работает. Да, рассказывать о нём можно бесконечно.  Он прекрасный ювелирщик. Может три месяца ковыряться с серебром, садить на одном кольце зрение, но зато такое потом выдаст произведение искусства. Лично я горжусь тем, что могу летом попить с ним пива, поиграть на гитаре ( хоть это и редко получается), и послушать его рассказы о путешествиях за границей. В каких странах он только не был. Его гордость – альбом с фотографиями. Там и Германия, и Голландия, и Франция. Везде успел побывать. А по большому счёту многие шаржисты Киева ленятся, куда нибудь выезжать. Помните, как говорил попугай : — Ну зачем нам Гаити, нас и здесь не плохо кормят. Как ни как, столица. Это как второй курорт. Сюда все приезжают посмотреть на Киев. Он ведь у нас красавец. Чего только Лавра стоит. А по Хрещатику пройтись. Это я всё к тому, что шаржисты Киева, как акулы пера, всегда готовы прийти к Вам, и помочь внезапно расстаться с небольшой суммой денег. Все ж пути всё равно ведут на майдан, а значит к художникам.

Интересные, талантливые люди живут везде. И не обязательно шаржисты должны быть из Киева. Главное, что я имею счастье видеть раз в год в Крыму своих друзей-художников. Один приезжает их Харькова, другой из Кривого рога, третий из Иванофранковска, и так далее. Я ведь тоже не всегда жил в Киеве. Но я здесь учился, потом служил в армии, а теперь вот и обитаю со своей семьёй. И племяшка моя теперь учится в той республиканской школе, в которой когда-то учился я, когда мне было пятнадцать лет. У меня есть мечта. У меня всё сложилось в жизни. Прекрасная красивая, любящая жена, умницы дети. Я имею возможность заниматься любимым делом, а это ох какое счастье. Я могу поиграть на гитаре, попеть песенки в компашке, или со своими детками. Но я действительно мечтаю о том, что я кроме того, что рисую шаржи и портреты, я смогу нарисовать картины, и подарить их детям. А то что же выходит. Будут помнить меня киевские шаржисты какое то время, ну ещё повисят пару-тройку десятков лет мои портреты и шаржи. А что-то же нужно оставить и своей семье, а может и стране.