Рассказ про смешной портрет не мой, но про меня  

         Познакомили  меня тут недавно с художником  Анатолием Бабичем. (К слову сказать, человек отлично нарисовал мне один смешной портрет) И вроде не так уж я мало уже художников до этого повидал. По выставкам, да по мастерским приходилось хаживать, выбирать, покупать что-то для себя, а что-то – в подарок. Но, вот, Толик, пожалуй, первый художник, наблюдая за которым, я начал набрасывать заметки. Так сказать, «Записки о художниках». Ну, а чтобы добру не пропадать – буду их выкладывать Толику в книгу отзывов на сайте… Тем более, он сам виноват J 

         Вот, вы говорите: «царь! царь!».  А они – в ответ – что им, царям, надо молоко бесплатно за вредность…Это не царям надо молоко за вредность – это писателям надо, поэтам с драматургами. А главное – художникам. Ну, сами посудите, это ж какой труд: целый день стоишь у мольберта, кисточкой туда-сюда, туда-сюда. Там мазочек добавь, тут штришок убери. Адский труд! А их величество в кресле сидят-с, подбоченясь, позируют, указы раздают.

          Художник, между тем, работает. Ваяет, так сказать, лицо государственной важности – для потомков светлый образ создаёт. А на самого посмотришь, так портрета посмешнее ещё поискать: задумался, кисточкой за ухом потёр – всё, засияло ухо лазоревым; вместо сигареты сунул в лицо пастельным мелком – усищи персиковые себе приспособил; в затылке в раздумье почесал – стал затылок зелёным, как трава у дома. Ну, вылитый «киса» Воробьянинов, а не мэтр живописи.

         Впрочем, ладно, если сам на скомороха с ярмарки похож. Хуже, если под пером – смешной портрет выходит. Не всякое величество готово прыщик на носу стерпеть, или вот тот шрам, который накануне её величество сковородкой оставили-с, когда фрейлины не ко времени из государственного кабинета выбегали. Некоторые величества из-за смешного портрета войны развязывали, а иные — заканчивать не хотели.

        Вы думаете, Наполеон отчего Кутузова до самых Филей гнал? Не было, с кем коньячок одноимённый распить? Нет! Фельдмаршал же какую штуку удумал: типографию походную в своём штабе организовал, и портреты смешные, да шаржи разные на императора-революционера печатать приказал в большом количестве. Он и Москву, ирод, сжёг только потому, что от неё до самого Парижу – ни в Смоленске каком, ни в Боровичах – ни одной типографии-то и не было. Нечем, стало быть, французам и отвечать.

        Оно, конечно, не всегда так страшно бывало, не при всяком правителе. Иные лидеры,

кто подемократичнее – те любили на себя со стороны взглянуть, на глас народа полюбоваться. Полюбуюся, бывало, попрыскают в кулак власть имущий, да и прикажут за смешной портрет выплатить смешной гонорар. А творение бессмертное упрятать в погреб в стеклянный футляр для пущей сохранности. Да, конечно, войн в наши дни из-за художников не начинают, времена не те. Теперь ведь проще  посадить… Нет, что вы! Не в застенки казематные — в глушь, в Саратов, учителем изобразительных искусств. За хороший, но смешной портрет – послать в народ! J)))

         Как говорится, формировать общественное мнение! Впрочем, иного художника можно и посадить. За стол – распить, так сказать, чашку чая, рюмку кофе. Да, вот, даже Бабича взять. У него ж, что ни портрет – то смешной: и сплошь, понимаешь,  короли с королевишнами. Впрочем, они и короли-то сами – юмористы ещё те. Вот, «Кролики», например, ну, те, которые «не только ценный мех»… или королевна пернатых, Елена Воробей… Это ж надо решиться «та-акого» человека нарисовать! А они, смотри – стоят рядом с гением, собственное изображение в руках держат и блаженно улыбаются!         Оно, конечно, надо суметь так смешной потрет написать, чтобы вышла из-под кисти не злобная карикатура, а именно добрый шарж. Чтобы не просто нос с горбинкой переврать, а взгляд добрый подчеркнуть.

         Вот, у Бабича это есть. Добро, то есть. Был бы королём – цельную галерею смешных портретов заказал бы. Нет, не своих, конечно, портретов – иностранных коллег бы попросил изобразить J)).