Как давно я знаю Толика? Да я совсем его не знаю! Честно!  Каждый раз, когда заглядываю в его галерею, понимаю: не-зна-ю!

Потому что Бабич – он же совершенно разный. Вот на этой стене его мастерской – классика, гипс с цветочками. На той – модерн, цветочки без гипса. На дальней – вообще не понятно, что. Смешные рисунки какие-то, с очень знакомыми лицами. И каждый раз хочется задать один и тот же, вечно дилетантский, доводящий любого художника до истерики вопрос: «Толик, как?» Ну, это не в том смысле, что все художники – Толики. Но этому, конкретному Толику-художнику вопрос задать, ох, как хочется.

Нет, я прекрасно могу понять, как рисуются, например, вазы всякие, с амфорами. То есть, если меня оставить в мастерской одного, без еды и пива, на неделю, я к концу этой недели даже десятку так нарисую – от настоящей не отличишь. Возвращаясь к теме – я понимаю, что можно пропорции как-то соблюсти, тени там разные измерить. Но как нарисовать ту же амфору, чтобы рисунок получился смешным? Да, и чёрт с ней, с амфорой – с портретом как быть? С шаржем?

Вот, у Бабича получается. А я не могу. Нет, я в живописи не дилетант – гуманитарное образование, и всё такое. Да, и был бы дилетантом – о Толике бы не знал, покупал бы шелкографию на вещевых рынках. Но не покупаю – хожу вокруг мастерской кругами, присматриваюсь, примериваюсь: потому что хочется купить такую картину, чтобы и глаз радовала и эстетические чувства удовлетворяла. Иными словами, чтобы натюрморт, портрет, да, даже зарисовка простая, рисунок – был бы не просто рисунком, но рисунком смешным, и одновременно глубоким, наполненным, что ли.

Бабичу это совмещать удаётся. Не верите – посмотрите написанные им портреты, например. Или зарисовки на античные темы: вон там Купидон притаился, а там – возлежит такая античная дама, что и рядом прилечь не грех. Впрочем… это не я сейчас говорю, это Купидон виноват!

Если же совсем серьёзно говорить, то смешной рисунок – дело серьёзное. Потому что хорошая карикатура – она не только денег стоит, она смысл в себе несёт. Суметь это надо – подметить в той же амфоре, будь она неладна, какую-то особую кривизну, или в человеке какую-то черту, чёрточку. Такую, что, вот, нарисовал не просто вазу, а подбоченившуюся, будто барыня старорусская… Или щёки известному персонажу раздул больше положенного – и вот тебе, пожалуйста, вышел из-под карандаша смешной рисунок. И в этом – весь Бабич.

Вообще, надо, конечно, как-нибудь набраться смелости, и попроситься к Толику в натурщики. С моими физическими габаритами, широкими как Родина щеками и во-о-от такими очками я – просто-таки кладезь для карикатур J)) Меня хоть целиком рисуй, хоть по частям – только смешные рисунки и будут получаться J))

Хотя, конечно, Толик и серьёзные портреты пишет. В серьёзной мастерской, серьёзными красками, с серьёзным лицом. Даже в серьёзных выставках участвует. Сайт, вот, даже свой имеет.

Потому-то и хочется, чёрт побери, каждый раз, заглянув в его мастерскую спросить: «Толик, ну, как?!» Как такой солидный художник может, умеет, взглянув на одного и того же человека, моментально набросать как смешной рисунок, шарж, карикатуру, так и эскиз для приличного солидного портрета?

Вот в том-то она и есть, загадка Анатолия  Бабича…